Плавая в безвременьи отпуска, наткнулся в какой-то мемуаристике XVIII века на интересную цитату из Платона. Позже поищу точные слова и добавлю сюда, а пока приведу их примерный смысл: "Точно так же как мы, люди, ставим над отарой пастуха, а не одну из овец, так и Сатурн ставит над людьми существо божественной природы, демона, который, если бы захотел, одним мановением руки мог бы разрешить все наши распри и склоки". В тот момент мне подумалось, а не отсюда ли растут ноги у определения королей как божьих избранников? Долгие века любой король считался ставленником Бога на земле и был более, чем неприкосновенен, - он был подобен Богу и оттого недосягаем. В каком-то смысле даже жаль, что это не так, человечеству не помешал бы взгляд со стороны. Я уже не говорю о том, что для нас лучшим выходом стало бы какое-нибудь благодушное сверхсущество, которое лучше нас знало бы, что нам нужно, - не говорю, потому что на словах люди не потерпели бы над собой превосходство кого-то, не похожего на них. Да, на словах. На практике отаре всегда нужен пастух, вопрос только в том, как из череды барашков и овечек выбрать подходящего руко-водителя. Не уверен, что правильно понял Платона, но, кажется, руководителю, чтобы не допустить ошибки, достаточно следовать голосу рассудка божественной составляющей его собственной бессмертной души - и тогда он сможет "установить закон и назвать его законом".

Далее Платон свои полушутливые размышления переводит в более серьёзное русло, говоря, что если руководитель попирает установленные законы, то для несчастных людей нет никакого шанса на спасение. Вы понимаете, что это значит? Надежды нет.

Современная политика (по крайней мере, доступная "несчастным людям" её часть) не вызывает никаких чувств кроме отвращения, поэтому если получаешь таким завуалированным образом приговор от Платона, остаётся только меланхолично вздохнуть и грызть гранит истории дальше. Всё равно мы ничему у истории не учимся, так хоть посмеёмся над наивностью предков. Когда-нибудь и мы там будем.

@темы: история, размышления дилетанта